Самое интересное в мире музеев с 1931 года.

Где родился Лафонтен?

В этом году весь мир отмечает 400‑летие Жана де Лафонтена (1621 – 1695). С Николя Руссо, директором музея великого французского баснописца, беседовала Ирина Дин.

В чём секрет популярности Ла­фонтена? Почему он на протя­жении веков продолжает оста­ваться популярным, завоевывая умы и воображение людей со всего света? Лафонтен взял за основу басни Эзопа, при этом его басни стали гораздо известнее, чем оригиналы. В чём секрет?

 Николя Руссо: Жан де Лафонтен был гением: нам повезло, что мы до сих пор имеем возможность наслаждать­ся его наследием. Он родился 8 июля 1621 года в красивом доме в городке Шато‑Тьерри в 90 километрах от Па­рижа. Лафонтен жил в прекрасном доме, купленном его родителями, до 1676 года, когда был вынужден про­дать его (увы, всю жизнь писателя со­провождали финансовые трудности). Некоторое время Лафонтен служил в лесном ведомстве. В XѴII веке ла­тынь преподавали в школе, на ней говорили и в образованном общест­ве, и в церковных кругах. Жан читал по латыни рассказы и романы и осо­бенно любил басни. Этот литератур­ный жанр не был изобретением Ла­фонтена. Басни восходят к греческой и римской античности и известны на Востоке. Талант Лафонтена состоит в том, что он вселил в басни душу, сохраняя основной принцип — одушев­лённые животные представляют тот или иной характер человека. И приме­нял он этот принцип искусно, исполь­зуя чистейший французский язык то­го времени, своё пикантное чувство юмора и иронию. Лафонтен написал 244 басни, увидевшие 40 прижизненных переизданий. Парижская интеллектуальная среда, например, мадам де Севинье, 1 быстро оценила их и способствовала росту популярности авто­ра. У Лафонтена также были высокие покровители, такие как Николя Фу­ке, управляющий финансами Людови­ка XIѴ, или герцог Бульонский и мадам де Ла Саблиер

 Чем сегодня является Лафонтен для французов? Знает ли молодёжь это имя и с чем оно у них ассоции­руется?

 Николя Руссо: В общей французской культуре басни Лафонтена известны и являются частью литературного на­следия. Детей учат басням, самым про­стым и понятным, таким как «Ворона и лисица» или «Стрекоза и муравей». Что касается молодёжи, то все они слышали о Лафонтене, по крайней мере, в школе. Старшие поколения познакомились с его баснями через кни­ги, а молодые пользуются интернетом. Несмотря на то что сегодня существу­ет мнение о снижении уровня общей культуры во Франции, басни Лафон­тена остаются общеизвестными, мора­ли некоторых басен стали крылатыми выражениями.

Имя Жана де Лафонтена носят 355 французских школ. Это 14‑е по ча­стоте использования личное имя во Франции. Среди французских писа­телей Лафонтен занимает четвёртое место по популярности, уступая Жаку Преверу, Антуану де Сент‑Экзюпери и Виктору Гюго.

 Лафонтен сделал объектом своей сатиры жизнь и общество Версаля XѴII века. Русский баснописец Иван Крылов в своих свободных переложениях басен Лафонтена высме­ивал нравы и реалии современной ему России. И сегодня многие писа­тели и драматурги по всему миру продолжают использовать его сюже­ты и персонажей. Принято считать, что сатира устаревает, когда меня­ются нравы и обычаи. Почему же не устаревают сюжеты Лафонтена?

 Николя Руссо: Таков масштаб этих басен. Лафонтен описывает недостат­ки людей, а они неподвластны вре­мени. Тщеславие, скупость, зависть, деньги, сила и слабость, величие и ни­зость, страх смерти... Судьба человека замечательно описана Лафонтеном.

Конечно, есть двор короля‑солнца (Людовика XIѴ. — Ред.) и придворные, которые окружают короля и льстят ему. Но Лафонтен всю жизнь оставался в стороне от двора. Людовика XIѴ возму­щала не только лояльность Лафонтена к Николя Фуке, арестованному коро­лём в августе 1661 года после праздни­ка в замке Во‑ле‑Виконт, но и его раз­вратные сказки, от которых Лафонтен отрёкся лишь перед самой смертью.

Басни Лафонтена не устаревают, потому что характер человека не ме­няется.

 Всемирную известность Лафонте­ну принесли басни, но он также пуб­ликовал сказки и театральные пьесы. Отражены ли они в музее?

 Николя Руссо:  Да, как я уже говорил, Жан де Лафонтен сочинял не толь­ко басни. Он писал сказки — но это не сказки для детей, это истории для взрослых: об обманутых мужьях, о служанках‑сводницах и падших мона­хинях. Он писал стихи, речи (известна, например, его вступительная речь во Французскую академию 2 мая 1684 года), он сочинил два либретто. Извест­ны и другие произведения, выполнен­ные по заказу его покровителей.

В музее, носящем его имя, в доме, построенном в 1559 году, где он ро­дился 400 лет назад, рассказывают не только о личности писателя, но и об историческом контексте — о работе в лесном ведомстве, о семье и друзьях, о творчестве и об известности басен Лафонтена.

Многочисленные картины, доку­менты и портреты рассказывают посе­тителям о жизни Жана де Лафонтена в этом доме. Здесь сохранилась ста­ринная мебель, посуда, украшенная сюжетами из его басен, настольные игры («гусёк», головоломки, карты) и множество иллюстраций к басням. Есть работы Жана‑Батиста Удри, при­дворного художника Людовика XѴ, гравюры Гюстава Доре, Жана Гранви­ля и Бенжамена Рабье, Марка Шагала и Сальвадора Дали.

Многие известные художники иллюстрировали басни Лафонтена и использовали его сюжеты в сво­их работах. Кого бы вы особо выделили?

 Николя Руссо: Первым художником, проиллюстрировавшим басни Ла­фонтена, был Франсуа Шово, гравёр XѴII века, украсивший первое из­дание басен — 1668 года — очаро­вательными виньетками. Позже мно­гие художники черпали вдохновение в баснях и иллюстрировали их. Сю­жеты басен часто использовалась в декоре салонов и гостиных француз­ских замков. Так, Жан‑Батист Удри, директор фабрики гобеленов в Бове и художник‑анималист Людовика XѴ, украшал карнизы над дверными проё­мами росписями по мотивам басен Ла­фонтена, произведших на него силь­ное впечатление.

В музее хранится множество ра­бот великих художников, а также ме­бель, гобелены и предметы искусства с XѴII века и до наших дней.

 Как вы празднуете юбилей в Ша­то‑Тьери, где родился Лафонтен, осо­бенно после долгого закрытия му­зея? Как отмечают юбилей по всей Франции, можно ли считать это со­бытие национальным праздником?

 Николя Руссо: Шато‑Тьерри, род­ной город Жана де Лафонтена, рас­положенный в департаменте Эна, на юге региона О‑де‑Франс, всего в ча­се езды от Парижа и в 40 минутах от Реймса, стремится стать «поэти­ческим городом». В этот юбилейный год город призвал ассоциации, учреж­дения и культурные организации во Франции и во всём мире разработать культурные программы, посвящён­ные Жану де Лафонтену. Было созда­но более 300 проектов (календарь со­бытий можно посмотреть на сайте www.museejeandelafontaine.fr/400ans ).

В начале июля 2021 года в городе запущен амбициозный проект рекон­струкции родового дома Жана де Ла­фонтена, в котором находится музей. Совместно с Фондом исторического наследия мы начинаем крупную кам­панию по сбору средств на осущест­вление этого проекта. Реконструкция позволит сделать дом более комфорт­ным для посетителей, удвоить вы­ставочные площади, достать редкие работы из запасников, оборудовать временные выставочные залы и изме­нить саму экспозицию.

Юбилейные мероприятия уже нача­лись. Парижский монетный двор отче­канил медаль с изображением Лафон­тена, к 400‑летию были выпущены две почтовые марки, президент рес­публики Эмманюэль Макрон посетил Шато‑Тьерри, учёные публикуют худо­жественные и исторические обзоры... Будут организованы концерты, улич­ные развлечения, чтение басен, пред­ставления... Весь Шато‑Тьерри будет праздновать юбилей, и город готов принять всех многочисленных гостей. На государственном уровне, конечно же, юбилей Жана де Лафонтена — одна из са­мых важных памятных дат в этом году.

 Чем является Шато‑Тье­рри для региона О‑де‑Франс, для его жителей и тури­стов? И чем является этот юбилей для вас и музея?

 Николя Руссо: Юбилей Ла­фонтена важен для города Шато‑Тьерри и его жителей. Мы получаем сообщения со всего ми­ра с вопросами о жизни и творчестве Жана де Лафонтена, многочисленные предложения о проведении выставок, спектаклей и концертов, конкурсов басен. Для музея это великий момент!

Раз вы спрашиваете, я расскажу, что испытываю каждое утро, когда от­крываю дверь музея. Я поворачиваю ключ в замке и, когда поднимаюсь по лестнице, слышу звук собствен­ных шагов — эти звуки были знако­мы и Жану де Лафонтену. Для меня это большая честь и в то же время урок смирения: ведь я всего лишь вре­менный его слуга, директор музея, продолжающий работу своих пред­шественников по популяризации и продвижению творчества Жана де Ла­фонтена, национального сокровища Франции.

 Читатели нашего журнала — со­трудники музеев, хранители куль­турного наследия. Многие из них работают в небольших провинци­альных музеях, очень важных для культурного развития нации. Что бы вы пожелали подвижникам культу­ры в наше время, когда риск утраты культурных ценностей и ориенти­ров приобретает глобальный мас­штаб?

 Николя Руссо: Я бы просто сказал, что профессиональное сообщество ра­ботников культуры должно удвоить свои усилия. На нас возложена вели­кая миссия: донести художественные и культурные знания до всех зрителей, передать молодёжи наше наследие и сохранить надежду, которую искус­ство даёт нам каждый день. Надежду на гармонию в мире.

 Франция . Шато-Тьерри.

 



Отправить сообщение в редакцию