Самое интересное в мире музеев с 1931 года.

4 - Апрель 2021 (№ 404)

Недавнее, тяжёлое, незажившее

Древняя история почтенна, а новейшая — подо­зрительна, является источником дискомфорта и беспокойства. Гораздо проще иметь дело с нако­нечниками стрел, чем с расстрельными списками. Особенно если в этих списках мелькают знакомые фами­лии — и среди обречённых, и среди мучителей, чьи родст­венники и потомки проживают рядом, по соседству.

Но мы ведь не можем выбирать себе прошлое — мы вынуждены принимать и нести на своих плечах «исто­рию наших предков, какой нам Бог её дал», как выразился Пушкин.

В центре апрельского номера — очень необычный московский музей. Само его существование противоречит кон­цепции «предоставления населению услуг». Этот музей возлагает на посетителя бремя гражданского взросления, бремя ответственности за деяния, которых он сам, скорее всего, не совершал. Готовы ли мы к этому? Или мы ищем в музее лишь развлечения, необременительного культурно­го досуга?

Великий русский артист Георгий Жжёнов, на 17 лет лишённый свободы и нормальной жизни за придуман­ные преступления, сочинил когда‑то такое четверостишие о знаменитой Шпалерке — ленинградской следственной тюрьме:

На улице Шпалерной
Стоит волшебный дом:
Войдёшь в него ребёнком,
А выйдешь стариком...

Нечто подобное ожидает и посетителя музея истории ГУЛАГа в Москве, на Самотёке. Входя в музейные двери, он должен осознавать, что выйдет из них другим человеком. Он увидит то, чего нельзя, по модному выражению, «раз­видеть»; он станет замечать на знакомых улицах скорбные тени, он начнёт слышать тихие голоса погибших...

Возможно, это разрушит какую‑то часть его душевно­го комфорта, омрачит его беспечность и беспамятность, затруднит скольжение по волнам жизни от удовольствия к удовольствию. Этот опыт (к счастью, чужой, опосредо­ванный) необратимо сделает его взрослым, добавит к его системе оценок и воззрений мерную шкалу, оплаченную высочайшей ценой. Каждый сам решает, пройти ли та­кую инициацию, сдать ли тест на зрелость — или навсегда остаться в младших классах, выдувая на губах сладкие ре­зиновые розовые пузыри.

Но лично меня бесконечно радуют серьёзные лица мо­лодых людей, которые трудятся в музее ГУЛАГа научны­ми сотрудниками, администраторами, исследователями, экскурсоводами, социальными волонтёрами. Уверен: в России будущего, которую они уже сегодня так ярко пред­ставляют, быть совестливыми и сведущими значит при­надлежать к подлинной элите, к числу тех, кого высоко­парно называют «цветом нации». Моё сердце — с ними, на их стороне.

Алексей Пищулин, главный редактор


Статьи номера


Отправить сообщение в редакцию