Самое интересное в мире музеев с 1931 года.

12 - Декабрь 2021 (№ 412)

Расширительное толкование

Насколько широки границы мира музея, как далеко они простираются? Где музей начи­нает больше напоминать зону отдыха или закрытый клуб, а порой — концертную или игровую площадку? И есть ли предел, перед которым музей­щику следует остановиться, оглянуться на тех, кто вместе с ним зашёл так далеко, воткнуть в землю антикварный посох ручной работы (единица хране­ния № 3785649 / 21) и выдохнуть:

— Всё... дальше не идём!

Можно ли считать музе­ем зоопарк? Звери — раз­ве они не живые экспонаты? И этикетки налицо, и строгие окрики «Руками не прикасать­ся!» Человек приходит сам и детей своих приводит в этот уникальный музей со строги­ми правилами, с организацией маршрутов, залами‑павильо­нами (иногда кажется, что неко­торым достижениям современ­ного искусства место скорее в зоопарке, нежели в картинной галерее).

Или вот совсем другой фор­мат: военно‑морской парад. Я бы поостерёгся рваться сквозь полицейские загражде­ния со своим музейным удо­стоверением! А с другой сторо­ны: как быть, когда мимо тебя проплывает «Ботик Петра», явно исторический экспонат, позаимствованный из музей­ного зала? Ему, наверное, не вредно прогуляться в родной стихии; но обеспечены ли ему все условия сохранности и должный уход?

Возможно, это профессио­нальная деформация, но куда бы я ни посмотрел — всюду вижу разнообразные формы того, что можно при желании назвать «музеем».

...И тут мне приснился отец, который 40 лет назад воссоздал главный музейный журнал страны, а 30 лет назад благосло­вил его переименование. Ка­жется, он был не слишком до­волен тем, как я прокладываю курс кораблю его журнала. Мы поспорили: он требовал более «академичного» следования в традиционном фарватере, а я с горячностью приводил пример­но те же доводы, которые изло­жены мною здесь. В конце кон­цов, это же он придумал слово­сочетание «Мир Музея», вместо того чтобы назвать своё детище «Вопросы музееведения»?

Так или иначе, окончатель­ный ответ в этом споре — за вами, наши читатели, подписчики. Если подписка будет, не­смотря ни на что, расти, если мы будем и дальше получать ваши отклики, если сохра­нится драгоценная «обратная связь» — значит, наш корабль следует правильным курсом. А если в какой‑то момент мы почувствуем, что слова и уси­лия наши тщетны, что новые, с иголочки, номера, как листочки с дерева, падают в пустоту, — значит, прав был папа, который, в отличие от меня, ясно представлял себе, где всё‑таки про­ходят всеми признанные гра­ницы мира музея.

Алексей Пищулин, главный редактор


Статьи номера


Отправить сообщение в редакцию