Самое интересное в мире музеев с 1931 года.

В Костроме читают стихи

Очередная встреча проекта «Музей для читающих» состоялась в Костроме 11 ноября. В художественную галерею Костромы приехал Юрий Кублановский.

У  Костромы и Москвы много общего. Оба города основал Юрий Долгорукий, и брон­зовые памятники им стоят в обоих — только в Москве Юрий кон­ный, а в Костроме — сидящий; оба прямо связаны с династией Рома­новых, наконец, если в Москве, как известно, вместо Красной площади всегда попадёшь на Курский вокзал, то в туристической Костроме, как ни старайся, выйдешь к центральной Сусанинской площади — Сковородке со множеством ручек‑улиц (у Костро­мы веерная планировка, утверждён­ная в 1779 году после очередного раз­рушительного пожара 1773 года), к памятнику Ивану Сусанину, а затем вниз по Молочной горе — к Волге, к набережной, где снимался рязанов­ский «Жестокий романс».

Но в Костроме есть не только ат­мосфера, исторические памятники и реки. Там живут знатоки прекрас­ного, почитатели настоящей поэзии. Они и собрались 11 ноября 2022 года в небольшой художествен­ной галерее города Кост­ромы, существующей с 1996 года как музей совре­менного искусства, что­бы послушать Юрия Ку­блановского и задать ему вопросы, — на очередную встречу проекта «Музей для читающих». С живым классиком русской поэзии беседова­ли заместитель главного редактора «Мира Музея» Ксения Сергазина и ре­дактор журнала Валерия Ахметьева. Разговор начался с впечатлений поэта, полученных на пути в Кост­рому. «Так благополучно — хотя, ко­нечно, это слово многим может не понравиться, тем, кто живет бед­но, — но все‑таки так благополучно, как теперь, Россия не выглядела, — утверждает Юрий Михайлович. — Во всяком случае, с 1913 года, — дай бог, чтобы эта планка не падала».

Юрий Кублановский родился в Рыбинске, и верхневолжские горо­да — Кострома, Ярославль, Рыбинск, Углич — для него не чужие. «Я люблю уездные города больше, чем губерн­ские, — заметил он. — Такие города, как Кострома, Кинешма — вот это мое. Дай бог, чтобы они, с одной сто­роны, выглядели благополучнее, с другой — чтобы сохраняли свой уезд­ный русский колорит». Юрий Ми­хайлович уверен, что для жизни и творчества ему необходима река — и, разумеется, Россия.

«С детства у меня было какое‑то особое чувство к старой России, я очень остро чувствовал ее красоту — рассказал Ю. Кублановский собрав­шимся на встречу в галерее. — Вот через красоту, через эстетическое, пришла ко мне любовь к Родине, мо­жет быть, более интенсивная, чем у моих сверстников. Старая Россия для меня всё — и быт, и уклад, и куль­тура, и история».

Но могут ли традиции мешать раз­витию, в том числе развитию культу­ры? Могут, считает поэт. Это обяза­тельная оппозиционность: что бы ни делала власть, я всегда в оппози­ции: «Отсутствие любовного взгляда на окружающее — одна из главных бед современной молодой интелли­генции».

Разговор зашел о природе твор­чества, о том, как появляются сти­хи. Поэт Кублановский стихотворе­ния наборматывает, иногда они ему снятся — и нужно лишь успеть запи­сать то, что появилось. «Я пишу толь­ко от руки — рассказывает он, — и не люблю читать стихи с экрана. Для меня это невозможная вещь: я совер­шенно не улавливаю сердцебиение автора. А ведь за каждым настоя­щим стихотворением бьётся живое

сердце того, кто его написал. На­до уметь этот звук расслышать. Но я не умею слышать его с экрана». «В остатке любого стихотворения — всегда тайна», — уверен он.

Участники встречи, конечно, не могли не спросить Кублановского о современной литературе. Он кри­тически оценил нынешнюю поэ­зию, заметив, что в ней не хватает главного — духовных смыслов. Зри­тели, пришедшие на встречу, ока­зались подготовленными читателя­ми, многие из них знают и любят творчество современных русских поэтов, что порадовало Юрия Ми­хайловича.

На вопрос студентки архитектур­ного колледжа, какую литературу он может посоветовать вообще мо­лодёжи и будущим архитекторам, Юрий Михайлович ответил опре­делённо: «Литература безгранич­на. Обязательно прочитайте „Бесы“ Достоевского. Я читал много раз, и каждый раз воспринимается как хороший детектив. Поразительная книга, из которой понятно, почему случилась в России революционная катастрофа. Читать стихи, конеч­но — Пушкина, Лермонтова. Надо читать понемножку, перечитывать. Читайте Толстого, Достоевского... У Уильяма Голдинга есть гениаль­ный роман „Шпиль“ о строитель­стве собора, поразительная книга, советую».

В «Музее для читающих» говори­ли о том, как сделать музей не скуч­ным, могут ли европейцы понять русскую душу, о жизни во Франции и о конце Европы, об отношении к советскому прошлому и о многом другом. «Когда я был последний раз в Париже, у меня было ощущение, что я прощаюсь с Европой», — заме­тил Юрий Кублановский .

Прощаемся ли мы с XX веком? Ни с XX, ни с XIX веком не нуж­но прощаться, считает поэт. Дру­гое дело, что мы не здороваемся с XXI веком. «Не хочется ему пода­вать руку, ничего хорошего он че­ловечеству, пока во всяком случае, не принёс», — говорит он. Каждый человек должен ощущать под со­бой этажи времени, этажи истории, убеждён поэт.

Юрий Михайлович раскрыл свой рецепт того, как не впасть в уны­ние: «Я люблю красоту, и она меня держит на плаву. И в литературе, и в живописи, и в природе, и в людях. Эта красота меня и питает».

Валерия Ахметьева



Отправить сообщение в редакцию