Самое интересное в мире музеев с 1931 года.

Москва — Тюмень — Москва

Первая встреча с Тюменью была у меня зимой, несколько лет назад — когда в городе минус 30, а в горячих источниках плюс 38. Приезжали с коллегой проводить семинар о религиозной ситуации в регионе. А вторая встреча, осенняя, тёплая — в этом сентябре, в продолжение долгого московского лета.

Прилетела в ночи, спешно, едва успев собраться, проведя в Москве только одну ночь — после недельного путешест­вия по Казахстану. Впорхнула в гостиницу — и проснулась со­всем другой, в другом ритме и настроении — тише, спокой­нее, мечтательнее, даже, пожа­луй, романтичнее. И город отозвался тем же: тут и Мост влюблённых, и Сквер расста­вания. Как мы шутили с кол­легами‑психологами — толь­ко Тропы горевания не хвата­ет. Но зато можно долго гулять по набережной Туры, загляды­вая по пути в церкви, костёлы, библиотеки и заодно — в мно­гочисленные университетские корпуса.

Бродить в Тюмени можно не только вдоль реки — но и по музею: новое здание Тюмен­ского музейно‑просветитель­ского объединения огромное, с уютными закуточками для интровертов и уставших путни­ков — с розетками и диванчи­ками, с детской площадкой и музейными занятиями, с боль­шой коллекцией живописи и прикладного искусства и даже с тактильными экспонатами для незрячих.

В один из вечеров, 17 сен­тября, открытый «павильон» пространства первого этажа был нашим — для встречи писателя Павла Крусанова с режиссёром и писателем АлексеемПищулиными командой Федерального центра гуманитарных практик Российского государственного гуманитарного университета. Живой разговор на пол­тора‑два часа, смех, вопросы из зала, экскурсия по музею, начавшаяся с Шагала и им же завершившаяся, прогулка по вечернему городу и наутро — Тобольск. 

Тобольск — старый город с архиерейским домом и дво­ром, с верхним и нижним горо­дом и мощёной мостовой — был особенно прекрасен после долгой дороги с левита­новскими пейзажами за окном: золотая осень, краснеющие осины, распаханные поля и много‑много неба с тучами за горизонт.

Там бродили, смотрели, спрашивали, я бесконечно дол­го фотографировала остатки модерна — и в финале экскур­сии по городу мы все вместе ходили по анфиладам губер­наторского дома, где больше полугода прожила император­ская семья, — смотрели из тех же окон, с того же балкона, что и они когда‑то. Такого погру­жения в 1918‑й я не помню ни в Ганиной яме, ни в Екате­ринбурге. Пожалуй, только у Поросёнкова лога было похо­жее чувство — когда от сопри­частия тело уже потряхива­ет, а голова всё ещё не может осознать происходящего. Сто лет прошло — и невозможно поверить до конца в чудовищ­ную реальность тех дней. Как и наших, теперешних... 

Ксения Сергазина

Тюмень – Москва

 

Объявленный нашим журна­лом год назад «культур­ный поход» по музеям страны оказался эффективным спосо­бом ближе познакомиться со множеством провинциальных музеев, с работающими в них замечательными людьми. Хотя какая там «провинция»? Мно­гие города, в которых нам уда­лось собрать людей на наши публичные беседы с писате­лями, несправедливо считать «провинциальными». Овева­емый европейским ветром Калининград, могучая Тюмень, блистательная Казань — это города великой славы, яркой истории и высокой культу­ры. А небольшие городки или даже посёлки городского типа, вроде Ельца или крымского Коктебеля, похожи на сказоч­ные картинки в учебнике рус­ской географии; они — насто­ящее украшение страны, кото­рую нам ещё только предстоит открыть и освоить.

И лучший помощник в этом путешествии по России — со­временная литература, зоркая оптика отечественной прозы, умеющая увидеть за фасадом повседневности магические коридоры, призраки про­шлого и порталы в неведомое будущее.

Путешествуя, мы заново открывали для себя не только заповедные места, но и блестя­щих писателей: перечитывали их книги, беседовали с ними до, во время и после музейных встреч, ощущая могучий при­лив крови и кислорода к изго­лодавшемуся мозгу. Ведь одно из самых больших и здоровых удовольствий, доступных чело­веку, — это мудрый попутчик, это внезапно возникающее чувство родства с малознако­мым человеком, это высечен­ные общением искры дружбы, вдохновения, интереса.

А ещё мы были счастливы убедиться, что русская лите­ратура жива и многоголоса; что она не осталась пылиться в музейных витринах прошлых эпох, а сопутствует нам на новых драматических поворо­тах нашей истории и судьбы.

Наш «целевой показатель», идеальное порождение нашего проекта — это ступающий на перрон незнакомого вокзала просвещённый путешествен­ник, который держит в руках книгу современного писате­ля. Ведь отправляться в дорогу гораздо веселее и приятнее в компании умного и проница­тельного собеседника!  

Алексей Пищулин, главный редактор



Отправить сообщение в редакцию